Страны мира
 

Боливия. "Тинку" - "Праздника схватки"

(2 голоса)

Боливия. 'Тинку' - 'Праздника схватки'

Маленькая деревушка в самом сердце Боливии дважды в год превращается в арену кровопролития, где пастухи и деревенские жители сходятся на ритуальную битву, которая часто оказывается борьбой не на жизнь, а на смерть. В этих яростных кулачных боях женщины подчас более жестоки, чем мужчины...

Глухой звук удара кулака по лицу. Медные напалечники раскраивают лицо противницы, так что становится виден носовой хрящ. Кровь льет струей, а толпа зрителей звереет, когда две женщины в ритуальных одеждах снова надвигаются друг на друга с неистовостью бойцовых собак. Сцепившись, они в ярости катаются по пыльной арене. Победительница колотит головой о землю поверженную соперницу, тело которой обмякло, а по подбородку тонкой струйкой течет слюна, смешиваясь с кровью. Чтобы она не добила побежденную, женщин растаскивают. Победительница подымается тяжело дыша, но с улыбкой на лице, откидывает назад спутанные иссиня-черные волосы и торжествующе кивает в сторону зрителей.

А неподалеку уже другая пара женщин борется перед орущей толпой. Одна из них тяжело падает на землю и лежит в пыли неподвижно... Это день "тинку" - "праздника схватки", который дважды в год, во время сева и жатвы, проводится в Акацио, маленькой деревушке, расположенной на высоте более 4000 метров над уровнем моря, в горах боливийского альтиплано.

В эти дни люди очертя голову бросаются в безумие жестокого древнего ритуала. Сотни мужчин и женщин выходят друг против друга на безжалостную дуэль, при которой идет в ход все - кулаки, ногти, камни. Смерть принесет процветание, ведь эта церемония - дань уважения богине земли Пахамаме, от которой зависит, каким будет урожай. Прожорливая Пахамама должна насытиться кровью, потом и слезами, и только тогда она пошлет людям обильный урожай.

В Акацио и горстке близлежащих деревушек древний ритуал тинку, варварское наследие Империи инков, процветает и по сей день. Масайя, гордые крестьяне с плодородных долин, соревнуются с аласайя, простыми пастухами с высокогорных плато. Это соперничество основано на территориальных спорах: те и другие претендуют на земли друг друга. Ритуальные бои - это, с одной стороны, возможность "выяснить отношения", а с другой - умилостивить богов, которым они все поклоняются. В остальное время года они гармонично сосуществуют на одной территории.

В этом году, как и всегда, церемония началась относительно спокойно. Масайя и аласайя вместе попивают чичу, горькую кукурузную настойку, и жуют листья кокоса, чтобы заглушить голод, усталость и боль. Внезапно ситуация начинает накаляться: индейцы ждут, когда священник, только что закончивший мессу, даст сигнал к началу битвы. Начать до сигнала - значит нанести оскорбление Царю Богов. Но прежде чем первый луч солнца осветит деревню, битва начинается снова!

Пошатывающиеся от возбуждения, ночной попойки и действия кокосовых листьев индейцы набрасываются друг на друга с еще большей жестокостью. Бесстрашный масайя врезается в группу противников и в следующую секунду падает, сраженный жесточайшим ударом, на руки товарищей. Женщины колотят мужчин, которые даже не замечают этого. Ребенок падает на землю с лицом, залитым кровью. Одна из женщин кидается на того, кто его ударил. На нее бросается другая, кулаки мелькают в воздухе, пока более слабая противница не отползает в сторону под градом ударов. Толпа требует продолжения, и две здоровенные женщины вызываются на поединок.

Огромными ручищами они выдирают друг у друга клоки волос; кулаки с медными напалечниками с ужасающей точностью "приземляются" на лица. У кромки арены пожилая женщина выкрикивает инструкции, как тренер на ринге. Соперницы продолжают нападать друг на друга, будто не чувствуя боли. А в это время мужчины, одурманенные листьями кокоса, прохаживаются по Плаца-де-Армас.

Внезапно начинается еще один бой, с участием "вава иммилиа". Группа солдат бросается к троим мужчинам, которые накинулись на одного и срывают с него все ценные вещи. И тут начинается всеобщее побоище, в криках и клубах пыли. Пролетевший со свистом камень проламывает голову крестьянина. Он мертв. Это война.

Опьяненные яростью, кровью и алкоголем, масайя и аласайя бросаются в атаку. В воздухе проносятся камни. Люди преследуют друг друга по узким улочкам. Одного загнали в угол. Камень разбивает его шлем. Он покачнулся, но старается удержаться на ногах. Осыпаемая ударами преследователей, мимо бежит женщина. Ноги уже не слушаются ее, она задыхается и в конце концов падает. Все это похоже на массовое бегство. Испуганные люди пытаются спастись. Богиня Паха-мама будет удовлетворена.

Источник: Журнал "Traveller-Путеводитель"
30 ноября 2012